• МАЯТНИК ИСТОРИИ

Брестский мир: предательство большевиков или вынужденная мера?

Большевики, взявшие власть в ходе Октябрьской революции, практически сразу вступили в переговоры с Германией о заключении мира. В качестве основополагающего документа был взят "Декрет о мире", призывающий к всеобщему миру без аннексий и контрибуций, а также отменяющий тайную дипломатию Советского правительства. 14 ноября 1917 года Ленин отправляет правительствам стран Антанты ноту с предложением присоединиться к мирным переговорам, однако ответа не последовало.

Первая публикация "Декрета о мире"


Положение России к концу 1917 года было крайне тяжелым. Проблемы с транспортом, продовольствием и топливом, обострившиеся еще до революции, усугубились, что пагубно влияло на настроение в городах. Армия как организованная структура перестала существовать, в то время как новую еще предстояло создать. Линия фронта проходила через Прибалтику, Беларусь, Украину и Бессарабию. Любое наступление со стороны Германии могло закончится крахом молодого Советского государства.


Однако и Центральные державы испытывали серьезные проблемы. Продолжавшаяся три года война истощила Германию и Австро-Венгрию, в некоторых частях которых начался голод. Людские потери восполнялись призывом прежде негодных по состоянию здоровья и возрасту, апатия населения переросла в озлобленность по отношению к своим правительствам. Победившая в России революция дала свои плоды, и в тылу учащаются забастовки и восстания. Свою роль в этом играют и союзники большевиков в Австро-Венгрии и Германии, пытавшиеся свергнуть монархию в этих странах.


19 ноября 1917 года в Брест-Литовск, где находилась Ставка немецкого командования, прибывает советская делегация во главе с Адольфом Иоффе для заключения перемирия на Восточном фронте. Переговоры шли публично в надежде привлечь представителей Антанты, однако за столом переговоров сошлись лишь представители Советской России и Центральных держав. 2 декабря переговоры закончились заключением перемирия на 28 суток, согласно которому боевые действия прекращались, враждующие стороны занимали существующие позиции, оговаривался также порядок братания между русскими и немецкими солдатами.

Подписание договора о перемирии


9 декабря 1917 года начались переговоры о мире. Советская делегация под руководством Иоффе, вновь опираясь на Декрет о мире, предложила свой вариант заключения мирного договора, предполагавшего прекращение войны, предоставление народам на оккупированных территориях права на самоопределение и отказ от аннексий. Однако немецкая сторона, акцентируя внимание на неучастие в переговорах других стран Антанты, объявила о Польше и прибалтийских территориях, где установились марионеточные правительства, как о независимых странах, а значит понятие аннексии на них не распространяется. Кроме того, Германия настаивала на выводе российских войск со всей территории Прибалтики. Переговоры зашли в тупик, что отчасти было вызвано появлением еще одной стороны – украинская Центральная рада направляет в Брест-Литовск свою делегацию для заключения мира от лица Украинской Народной Республики.

Адольф Иоффе


На проходившем 18 декабря 1917 года заседании Совнаркома обсуждался вопрос о заключении мира. Плачевное состояние армии предоставляло лишь один вариант дальнейших действий – максимальное затягивание переговоров. Выигранную паузу предполагалось потратить на создание новой армии, при этом большевики надеялись на начало революции в Германии и Австро-Венгрии. Для руководства новой делегации был выбран народный комиссар по иностранным делам Лев Троцкий.


Второй этап переговоров в Брест-Литовске, начавшийся 27 декабря 1917 года, открылся с заявления представителей Центральных держав о невозможности подписания мирного договора без аннексий и контрибуций по причине игнорирования странами Антанты предложения от Советской России присоединиться к всеобщему заключению мира. В то же время присутствие делегации Украинской Народной Республики (УНР) усугубляло положение РСФСР: представители Центральной рады в обмен на предоставление военной помощи со стороны Германии и Австро-Венгрии против большевиков готовы были пойти на значительные территориальные уступки, а также поставлять на Запад продовольствие, фураж и различное сырье.


Уже 5 января 1918 года генерал Макс Гофман, начальник штаба Главнокомандующего Восточным фронтом, выдвинул конкретное условие для заключения мира в виде карты бывшей Российской империи, от которой отторгались Прибалтика, Польша, Западная Беларусь, Украина и Бессарабия. Часть этих территорий уже была захвачена, либо, как в случае с Украиной, имела независимость, однако подобная жесткость поразила советскую делегацию, и она просит дать десятидневный перерыв для точного ознакомления правительства с подобными условиями.

Советская делегация на втором этапе переговоров


В советских органах власти после известий о требованиях Центральных держав разгорелась дискуссия о дальнейших действиях. Ленин, как глава Совета народных комиссаров, требовал немедленного заключения мира на условиях немцев, в качестве аргумента указывая на состояние армии, которая не может вести боевые действия, и промедление может привести к еще большим территориальным претензиям со стороны Германии. Противоположную позицию заняли так называемые «левые коммунисты» во главе с Николаем Бухариным: поддерживаемые левыми эсерами, они призывали к революционной войне с германским империализмом, апеллируя к истории Французской революционной армии, которая смогла противостоять интервенции и сохранить территориальную целостность. Промежуточной точки зрения придерживался Лев Троцкий, выступавший за продолжение затягивания переговоров, демобилизацию армии и односторонний отказ от боевых действий без формального заключения мира в ожидании революции в Германии и Австро-Венгрии. Известия о забастовках и появлении первых Советов по российскому образцу в этих странах повлияли на принятие Третьим Всероссийским съездом Советов именно тактики Троцкого.


Тяжелым ударом по позициям РСФСР в переговорах стало подписание делегацией УНР мирного договора с Центральными державами. Немецкие и австро-венгерские войска вводились на Украину, свергая установившиеся на некоторых территориях Советские правительства. Тут же германские власти выдвигают советской делегации ультиматум: отторжение от России всей Прибалтики, отказ от претензий на них, в противном случае боевые действия возобновлялись. Троцкий объявляет протест подобным условиям и вместе с делегацией покидает Брест-Литовск.

Немецкое наступление на Нарву


31 января 1918 года на совещании немецкого командования с кайзером Вильгельмом II было принято решение возобновить наступление на Восток. 16 февраля об этом информируется представитель РСФСР, оставшийся в Брест-Литовске. Начавшиеся по всему фронту от Балтийского моря до Карпат боевые действия поставили Советскую власть на край гибели. Старая деморализованная армия оставляла позиции, отряды Красной гвардии серьезного сопротивления оказать не могли. Советское правительство объявило протест подобному шагу со стороны Германии и выступило за подписание мирного договора на условиях, оговоренных ранее. Чтобы хоть как-то остановить наступление, Совет народных комиссаров выпускает декрет «Социалистическое Отечество в опасности!», призывая оказывать сопротивление немецким войскам, уничтожать продовольственные запасы и железнодорожные линии, однако сил для выполнения этого декрета уже не было. 22 февраля Троцкий подает в отставку с поста наркома по иностранным делам.


В ходе продолжительной дискуссии внутри Центрального комитета партии большевиков, а также Всероссийского центрального исполнительного комитета с небольшим перевесом была принята позиция Ленина, выступавшего за заключение мира на немецких условиях. Однако новые требования, предъявленные Германией, оказались еще жестче: Россия обязывалась вывести все войска из Прибалтики, Украины, Финляндии, Турции, армия подлежала полной демобилизации, а российский флот должен был оставаться в портах. На принятие этих требований отводилось два дня, при том, что боевые действия продолжались. 25 февраля 1918 года пал Ревель, 28 февраля захвачен Псков. Угроза взятия Петрограда вынуждает Советское правительство возобновить переговоры.


1 марта 1918 года третья советская делегация вновь прибывает в Брест-Литовск. Вместо Троцкого пост председателя в ней получил Григорий Сокольников. Советским правительством, установившимся на части Украины, была также отправлена делегация, однако ее на переговоры не пустили.


Советская делегация отказалась от вступления в дискуссии, заявив, что все условия Германии и ее союзников выдвинуты под угрозой оружия. Мирный договор был подписан 3 марта 1918 года. Окончательные условия оказались еще тяжелее, и подразумевали отказ от претензий на Прибалтику, часть Белоруссии, вывод войск из Финляндии и Украины, разоружение флота, демобилизацию армии и отказ от революционной пропаганды на территории Центральных держав.

Брестский мирный договор


Но договор должен был вступить в силу лишь после ратификации Всероссийским съездом Советов, поэтому Совет Народных комиссаров запросил представителей США, Великобритании и Франции, на какую помощь может рассчитывать Советская Россия в случае неодобрения мирного договора съездом и возобновления войны, однако ответа не получили. 12 марта 1918 года Брестский мир был ратифицирован, на некоторое время дав РСФСР передышку перед начинающейся Гражданской войной.


Подписание Брестского мирного договора вызвало бурную реакцию в России. Все оппозиционно настроенные к большевикам силы заявили о своем протесте, критикуя подобный «мир» и в открытую говоря о сговоре большевиков с немецким Генеральным штабом. Однако был ли у Совнаркома другой выход из сложившейся ситуации?


Русская армия, провалившая кампании 1914 и 1915 годов, сумела добиться тактических успехов в ходе Брусиловского прорыва, но плохое снабжение, огромная протяженность линии фронта от Балтийского до Черного и от Черного до Каспийского моря, высокие людские потери не позволяли вести эффективных боевых действий. Революция внесла свои коррективы, процесс демократизации практически полностью разложил армию, Июньское наступление показало неспособность воевать, и с каждым днем положение ухудшалось. Ни одна из политических сил, говоривших о «Войне до победного конца», не приложила никаких усилий для этого. Появление ударных частей не спасло положение, а Корнилов, планировавший захватом власти решить назревшие проблемы, не смог управлять даже самыми верными, с его точки зрения, частями, в результате чего потерпел поражение. Какие бы красивые лозунги о революционной войне не выбрасывал в солдатские массы Керенский, солдаты не понимали главного – зачем нужна эта война? Простому крестьянину не нужны Босфор и Дарданеллы, для него главным было получить обещанный социалистами свой участок земли.


Сколько бы не обвиняли большевиков в распаде армии, этот процесс начали не они. Он начался благодаря бездарному командованию, плохой логистике, а Февральская революция лишь вскрыла гноящиеся раны. Скотское отношение офицеров к солдатам вылилось в самосуды и убийства, постоянная смена командующих армиями и фронтами еще больше снижала боеспособность. Временное правительство, пытаясь в разное время заигрывать и с Советами, и с союзниками, и с Корниловым, лишь загнало себя в яму и потеряло всякий контроль над ситуацией.


Пожалуй, единственной силой, понимавшей, что лишь мир с Германией, каким бы тяжелым он ни был, сможет облегчить положение страны, оказались большевики. Даже Ленин, активнее всех призывавший к окончанию войны, признавал этот мир позорным, но был ли другой выход у страны, не имевшей армии?

Война окончена!


Вопрос же о финансировании большевиков, так активно продвигавшийся их противниками, является очень сомнительным. Подлинных документов, подтверждающих сотрудничество и получение денег, нет, подделки же разоблачались достаточно легко. Очень показательным является случай с прапорщиком Ермоленко, который утверждал, что в плену был завербован немецкой разведкой и получил от нее указания вести подрывную деятельность. Кроме того, там ему сообщают о еще одном человеке, выполняющем такое же задание, и этим человеком оказался Ленин. Даже у современников прапорщик вызывал подозрения в невменяемости.


Широко известен другой случай, когда американский посол Сиссон в 1918 году выкупил пакет документов, подтверждающих сотрудничество немцев и большевиков за 25 тысяч долларов. Документы были тут же опубликованы, однако вскоре были идентифицированы как подделка.


Был ли шанс у большевиков обойтись без заключения мира? История не знает сослагательного наклонения, поэтому мы можем опираться лишь на факты. А они таковы, что каким бы позорным не был мир, он действовал лишь до ноября 1918 года, когда революция положила конец монархии в Германии, после чего РСФСР в одностороннем порядке расторгает Брестский мирный договор. Но в это время уже вовсю идет новая война, более кровавая и более жестокая.


Уже уходите? Рекомендуем Вам прочитать свежие статьи на нашем сайте:

Просмотров: 384
Узнайте первым о новых публикациях!

НАВИГАЦИЯ

  • Vkontakte Social Иконка
  • Одноклассники Social Иконка

Внимание! Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций