• МАЯТНИК ИСТОРИИ

«В этом аду носились обезумевшие лошади…» Отчаянные атаки Рокоссовского под Москвой

Трагедия в Вяземском котле стала для Красной армии серьезным ударом, но для командования жизненно необходимо было удержать подступы к Москве. Генерал-лейтенанту Рокоссовскому с фактически несуществующей 16-й армией командующий Западным фронтом Жуков поручает занять оборону в районе Волоколамска и 13 октября 1941 года передает своему подчиненному части Волоколамского укрепленного района.


В тот же день Жуков издает приказ, в котором объявлял о единственном возможном наказании по отношению к отступившим военнослужащим, будь то красноармеец или командарм: расстрел. Однако одним лишь приказом невозможно было остановить наступление немецких войск, поскольку Западный и Резервный фронты были обескровлены, не хватало техники и артиллерии. В тот момент голосом Жукова говорило командование Красной армии и лидеры СССР, но даже несмотря на их желание любыми жертвами спасти Москву Жуков 19 октября 1941 года все же приказывает отвести войска на Восток, к спешно подготовленной Можайской линии обороны.

Женщины на работах по устройству противотанковых рвов

А Рокоссовский всеми силами пытался удержать Волоколамск. Здесь на острие немецкого удара занимала позиции 316-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Панфилова. Дивизия, сформированная в Алма-Ате вскоре после начала войны и еще не имевшая боевого опыта, сражалась храбро, но ее полоса обороны из-за недостатка сил была крайне растянута, отчего войска несли огромные потери. Кроме того, на всем фронте у советских частей не хватало танков и авиации, тогда как превосходство немецкой техники в воздухе и на земле было очевидным.


27 октября 1941 года пал Волоколамск, к концу месяца советские войска оставили Можайскую линию обороны. В этот период на сторону Красной армии встали погодные условия: осенняя распутица сильно замедлила продвижение немецких войск. Одновременно усиливалось давление командования на защищавшие Москву части, в первую очередь на те, что отступали без приказа. Так по приказу Жукова были расстреляны исполняющий обязанности командира 133-й стрелковой дивизии подполковник Герасимов и бригадный комиссар Шабалов за самовольный отход и сдачу города Руза без боя. Всем остальным командирам предлагался лишь один вариант – наступать. Наступать любыми средствами и при любых условиях.

Подбитый немецкий танк под Волоколамском

Рокоссовский всегда был противником бездумных и неподготовленных наступлений, но в боях поздней осени и он под давлением Жукова предпринимал отчаянные атаки с целью отбросить противника. 15 ноября 1941 года он бросил в бой 58-ю танковую дивизию. Часть танков увязла в болотах, другая же была расстреляна из засад немецкими артиллеристами, в результате было потеряно 80% танков и 1/3 личного состава. Командир дивизии полковник Котляров, не выдержав обвинений Рокоссовского в провале наступления, застрелился.

Александр Котляров

Еще печальнее дело обстояло с проведенной в тот же день атакой 44-й кавалерийской дивизии. Только что прибывшие из Средней Азии лошади не были перекованы к зиме, что отмечал позже сам Рокоссовский, но дивизия без должной подготовки была брошена в совершенно бездумную атаку на успевшие закрепиться части вермахта. Вот как этот бой был описан немецкой стороной:

Не верилось, что противник намерен атаковать нас на этом широком поле, предназначенном разве что для парадов… Но вот три шеренги всадников двинулись на нас. По освещенному зимним солнцем пространству неслись в атаку всадники с блестящими клинками, пригнувшись к шеям лошадей… Первые снаряды разорвались в гуще атакующих… Вскоре страшное черное облако повисло над ними. В воздух взлетают разорванные на куски люди и лошади… Трудно разобрать, где всадники, где кони… В этом аду носились обезумевшие лошади. Немногие уцелевшие всадники были добиты огнем артиллерии и пулеметов…

Атака советских кавалеристов

44-я кавалерийская дивизия и была уничтожена практически полностью, но этот опыт не был учтен, и уже спустя два дня 17-я кавалерийская дивизия повторила отчаянную атаку, потеряв 3/4 личного состава. Но даже в условиях этой мясорубки и в заведомо неравных условиях находилось место героизму. 16 ноября 1941 года состоялся знаменитый бой 4-й роты 1075-го полка из дивизии Панфилова против наступавших немецких танков, вскоре в интерпретации военных корреспондентов переросший в миф о 28 панфиловцах.

"Панфиловцы" на позиции

Но 16-я армия Рокоссовского все отступала. 24 ноября 1941 года пал Клин, противник приближался к Истринскому водохранилищу, водоспуски которого были предварительно взорваны. Несмотря на просьбы Рокоссовского отвести войска на новые позиции за водохранилищем Жуков отказал в них, заявив:

Войсками фронта командую я! Приказ об отводе войск за Истринское водохранилище отменяю. Приказываю обороняться на занимаемом рубеже и ни шагу назад не отступать.

И 16-я армия, не успев организовать оборону, была отброшена дальше, сумев ненадолго остановить противника лишь на линии Крюково-Ленино.

И вновь Жуков требует стоять насмерть на новом рубеже, и вновь немецкие войска пусть с меньшим успехом, но движутся к столице. Но к концу ноября части вермахта окончательно выдохлись, и настала очередь Красной армии наносить удары. Одним из творцов грядущей победы стал и Константин Рокоссовский.


Еще до начала общего контрнаступления под Москвой 16-я армия Рокоссовского вместе с 5-й армией генерал-лейтенанта Говорова отбросила противника из излучины Москвы-реки северо-восточнее Звенигорода. Напряженные бои начались за поселок Крюково, который несколько раз переходил из рук в руки, но тем не менее остался за немцами. Наконец, 5-6 декабря 1941 года части Калининского, Западного и Юго-Западного фронтов переходят в наступление, вынудив части вермахта сперва перейти к обороне, а затем и отбросив их в течение месяца на расстояние от 100 до 250 км от столицы.

Контрнаступление советских войск под Москвой

Сам Рокоссовский о начале перелома в Битве за Москву вспоминал так:

К 8 декабря в результате почти трехдневного боя, доходившего часто до рукопашных схваток, а также обхода города с юго-запада сопротивление противника было сломлено. Оставив Крюково и ряд других окрестных селений, немцы бежали на запад, бросая оружие и технику. <…> Перешли в наступление и главные силы армии на истринском направлении. Нанеся удары по фашистам, не успевшим еще, к нашему счастью, организовать оборону, войска сломили упорное сопротивление врага и начали преследование.

Уже 11 декабря 1941 года 16-я армия освобождает Истру, а 15 декабря совместно с частями 20-й армии генерал-майора Власова форсировала Истринское водохранилище. К 22 декабря войска Рокоссовского достигают рек Лама и Руза, но дальнейшее продвижение осложняется как огромными потерями, так и усилившимися морозами вкупе с хорошо организованной немцами обороной. К середине января 1942 года наступление окончательно выдохлось, о чем Рокоссовский неоднократно докладывал Жукову, но командующий фронтом, вероятно, под давлением Ставки, все настаивал на его развитии. Наконец, когда и у Жукова отпали иллюзии о возможно успехе продвижения на Гжатском направлении, он перебрасывает штаб 16-й армии вместе с ее командиром под Сухиничи для уничтожения заблокированного там немецкого гарнизона.

Алексей Лобачев, Константин Рокоссовский и Василий Казаков

Рокоссовский прибыл под Сухиничи, 29 января 1942 года взял город, но окруженные части вермахта все же смогли прорваться, правда, еще до прибытия генерала. В феврале Жуков вновь требует наступать, и вновь наступление не имеет серьезных успехов. Рокоссовский пытается доказывать командующему фронтом необходимость взять оперативную паузу, но все тщетно, Жуков непреклонен.


Вскоре над Рокоссовским нависает смерть: 8 марта 1942 года он оказывается ранен осколком в спину. И хоть ранение оказалось тяжелым, генерал выжил, хоть и на два с половиной месяца выбыл из строя. За это время в Красной армии случилось сразу несколько катастроф: под Вязьмой попала в окружение 33-я армия генерал-лейтенанта Ефремова, в Новгородских болотах увязла 2-я Ударная армия, а в районе Харькова были разгромлены войска Южного и Юго-Западного фронтов. Практически не испытывая сопротивления, противник двигался в сторону Сталинграда, где Рокоссовскому вскоре предстоит сыграть одну из ключевых ролей.

Рокоссовский в госпитале после ранения

Это была четвертая часть статьи о Константине Рокоссовском. В следующей статье вы узнаете о его участии в Сталинградской битве.

Источники: Константин Рокоссовский. Солдатский долг; Владислав Кардашов. Рокоссовский; Борис Соколов. Рокоссовский

Проверьте свои знания в новом разделе ТЕСТЫ


Просмотров: 2,566
Узнайте первым о новых публикациях!

Информация отправлена. Спасибо!