• МАЯТНИК ИСТОРИИ

«Да, я сжег вашу Хатынь!» Как кара настигла палачей белорусской деревни

После окончания Великой Отечественной войны в СССР вопрос преступлений, совершенных перешедшими на сторону Третьего Рейха советскими гражданами, практически не поднимался, а большая часть вины возлагалась на немцев. Исключением не стала и Хатынская трагедия: благодаря руководству Белоруссии палачи не назывались по имени, ибо наличие среди них русских и украинцев могло создать ненужную напряженность в стране.


Палачей не называли по имени, но не забыли, как и других коллаборационистов, и охота за ними продолжалась практически до самого развала СССР. В этой статье я хочу рассказать вам о судьбах тех, кто повинен в гибeли десятков своих соотечественников, и их жизни в стране, против которой они сражались с оружием в руках.


Иван Мельниченко

О судьбе этого предателя известно достаточно мало, хотя в знаменитом карательном батальоне СС «Дирлевангер» он занимал должность командира роты. Мельниченко был командиром Красной армии, воевал в партизанском отряде, откуда дезертировал и перешел на службу к немцам. Дослужившись до должности командира роты, он отличался жестокостью и исполнительностью и во время расправы над жителями Хатыни 22 марта 1943 года был одним из руководителей карательной акции.

Бойцы зондеркоманды Дирлевангера


После ухудшения положения на фронте летом 1944 года Мельниченко дезертировал от своих покровителей и вплоть до февраля 1945 года скрывался в Мурманской области, промышляя разбоем и грабежами. 11 июля 1945 года он сдался властям, после чего его направили в Черниговскую область, где он прославился своими «подвигами». В пути он бежал, но в феврале 1946 года застрелен при задержании. О его участии в уничтожении Хатыни долгое время не было известно, пока по крупицам не была собрана информация о нем и его сослуживцах.


Степан Сахно

К жителю города Куйбышев Степану Сахно у его коллег и соседей никогда не было нареканий: образцовый семьянин, профсоюзный деятель, председатель товарищеского суда, фронтовик. Именно поэтому никто, даже его жена, не мог подумать, что этот статный человек в годы Великой Отечественной войны участвовал в карательных операциях против партизан и мирных жителей и был одним из палачей Хатыни.


22 марта 1943 года унтерштурмфюрер Сахно в составе 118-го батальона шуцманшафта попал в засаду, устроенную белорусскими партизанами недалеко от деревни Хатынь. После гибели нескольких человек каратели окружили деревню, заподозрив ее жителей в связях с партизанами, а после прибытия подкрепления сожгли. В тот день Сахно участвовал в расправе над лесорубами, которые были заподозрены в помощи партизанам, а также находился в оцеплении вокруг горящего сарая в Хатыни.

Фото Степана Сахно из личного дела


После войны Сахно сумел подчистить свою биографию и перебрался подальше от тех мест, где его могли опознать. Возможно, он так бы и дожил до преклонных лет, скрывая свою настоящую личность, если бы не местные сотрудники КГБ, которые по наводке своих белорусских коллег решили допросить уважаемого в городе фронтовика. В ходе многочисленных бесед в течение 1973 года сотрудник областной контрразведки Леонид Колмаков сумел вывести Сахно на чистую воду и тот был вынужден признаться в совершенных преступлениях.


Сахно в ходе допросов дал информацию как об обстоятельствах уничтожения Хатыни, так и о других карателях, которых также разыскивали в СССР. Именно помощь следствию позволила карателю избежать смертной казни, которая была заменена на 25 лет лишения свободы.


Василий Мелешко

До войны младший лейтенант Василий Мелешко был командиром пулеметного взвода и комсомольцем, но уже 22 июня 1941 года попал в плен и практически сразу согласился на сотрудничество с Третьим Рейхом. После обучения был направлен на службу в 118-й батальон шуцманшафта и стал там командиром взвода.


22 марта 1943 Мелешко вместе с другими карателями попал под обстрел партизан, был ранен в голову и стал одним из инициаторов расстрела лесорубов, а затем и уничтожения Хатыни. Там вовсю проявились его садистские наклонности, что позже отмечали его сослуживцы.

Украинские каратели


После изменения обстановки на фронте 118-й батальон перебросили сперва в Восточную Пруссию, а затем во Францию, где каратели сражались с местными партизанами. Однако предвидя поражение Германии Мелешко инициировал переход своего подразделения на сторону французских партизан. Так был образован 2-й украинский батальон имени Тараса Шевченко, включенный в состав Французского иностранного легиона и направленный в Северную Африку для борьбы с вермахтом.


Но Мелешко, несмотря на угрозу быть разоблаченным, предпочел вернуться на родину, скрывая о своем участии в карательных операциях. Первое время ему везло и он даже был восстановлен в звании, в декабре 1945 года уволен в запас и уехал в Казахскую ССР, устроившись там на работу в качестве агронома. Но уже на следующий год он был арестован по подозрению в сотрудничестве с оккупантами.

Мелешко признался в службе в карательных подразделениях, но скрыл о своем участии в расправе над жителями Хатыни. За это его приговорили к 25 годам заключения, но уже в 1955 году после амнистии бывшим коллаборационистам его выпускают.


После освобождения Мелешко перебрался в Ростовскую область, работал главным агрономом в колхозе и вел тихую жизнь. Но по фотографии Мелешко в газете «Молот» в нем опознали бывшего карателя и в сентябре 1974 года арестовали. На допросах он признался в совершенных преступлениях, а также выдал информацию о своих сослуживцах по батальону, что позволило выйти на еще одного долгое время скрывавшегося преступника.


Григорий Васюра

Пожалуй, старшим по званию среди участников расправы в Хатыни (старший лейтенант РККА на момент начала войны) и самым жестоким оказался ваффен-унтерштурмфюрер Григорий Васюра, начальник штаба 118-го батальона шуцманшафта. Выпускник Киевского военного училища связи, Васюра 28 июня 1941 года сдался в плен и согласился на сотрудничество с немцами.


После обучения в школе пропагандистов Васюра попал в 118-й батальон, где быстро вырос с должности командира взвода до начальника штаба. В ходе карательных операций вовсю проявились его садистские наклонности: он лично пытал людей, расстреливал, руководил расправами. Исключением не стала Хатынь, о чем позже вспоминали его сослуживцы на допросах: именно Васюра руководил операцией, со всей жестокостью как к мирным жителям, так и к своим подчиненным.

Бойцы 118-го батальона


После Хатыни Васюра участвовал в других карательных акциях, но к окончанию войны уже в составе 30-й гренадерской дивизии СС был переброшен во Францию, где его часть была разбита, а сам он попал в фильтрационный лагерь.

Поскольку органы НКВД не установили причастности Васюры к уничтожению Хатыни, в 1952 году он был приговорен к 25 годам лишения свободы, но уже спустя три года попал под амнистию и перебрался в Киевскую область.


Послевоенная жизнь Васюры строилась отлично: он стал директором совхоза, вступил в КПСС, имел грамоты и благодарности, значился почетным курсантом Киевского училища связи, но его жестокость по отношению к подчиненным и темные пятна в биографии вызывали подозрения. Однако предъявить Васюре было нечего, и лишь случайность позволила узнать его историю.

Григорий Васюра на суде


В 1985 году Васюра обратился к властям с требованием наградить его орденом Отечественной войны. В архивах об участии Васюры в боевых действиях никаких записей не нашлось, но зато были обнаружены протоколы допросов Василия Мелешко, который упоминал о своем начальнике. В результате в ноябре 1985 года Васюру арестовали, он первое время отрицал свою вину, но поняв, что из-за неопровержимых улик избежать наказания ему не удастся, закричал в зале суда:

Да, я сжег вашу Хатынь!

26 декабря 1986 года Васюра был приговорен к высшей мере наказания, приговор был приведен в исполнение 2 октября 1987 года.


Владимир Катрюк

Одним из участников рaсправы над жителями Хатыни был этнический украинец и при этом гражданин Королевства Румыния Владимир Катрюк. В 118-й батальон он вступил по собственному желанию, активно участвовал в карательных акциях, но в 1944, предвидя поражение Третьего Рейха, дезертировал и присоединился к французским партизанам.

Владимир Катрюк в годы войны


После вступления во Французский иностранный легион и подделки документов Катрюк продолжил войну уже против немцев, а после ее окончания обосновался в Париже, где жил вплоть до 1951 года. Затем Катрюк эмигрировал в Канаду, где получил гражданство и стал занимался пчеловодством. Вопросы к Катрюку у канадских властей возникли лишь в 1999, когда был сделан вывод о незаконности выдачи ему гражданства на основании поддельных документов.

Владимир Катрюк на своей пасеке


Российская Федерация несколько раз делала запросы об экстрадиции Катрюка, однако правительство Канады так и не передала военного преступника, и он скончался 22 мая 2015 года, так и не получив наказания за свои преступления.

Источники: В. Адамушко, И. Валаханович и др. Хатынь. Трагедия и память; Сайт мемориального комплекса "Хатынь"

Уже уходите? Рекомендуем Вам прочитать свежие статьи на нашем сайте:

Просмотров: 3,908
Узнайте первым о новых публикациях!

НАВИГАЦИЯ

  • Vkontakte Social Иконка
  • Одноклассники Social Иконка

Внимание! Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций