• МАЯТНИК ИСТОРИИ

Как известный лжеветеран оправдывал генерала Власова

Бумага все стерпит. Это выражение в нынешнее время актуально, как никогда. На бумаге (хоть электронной, хоть вполне себе материальной) сейчас можно увидеть превеликое множество теорий, версий, разборов, и вокруг небольшого комочка реального события налипает огромный снежный ком передергиваний, интерпретаций и откровенного вранья. И среди этого потока информации неподготовленному читателю уже сложно найти истину, чем и пользуются отдельные псевдоисторики, вкидывая в людской мозг очередную сенсацию в расчете продать свое новое творение. И что же мы имеем на выходе? А на выходе мы имеем произведения вроде того, что мы будем рассматривать сегодня, а именно книгу «Генерал Власов – агент стратегической разведки Кремля?», авторами которой являются Лев Гицевич и неназванные сотрудники НКВД, МГБ, ГРУ и КГБ.

Обложка книги

Но прежде чем мы приступим к разбору книги следует познакомить вас, дорогие читатели, с ее автором, поскольку он интересен не меньше, чем поднятая им тема. Свою долю известности Лев Гицевич сперва получил как «Плачущий ветеран», заняв почетное место на плакатах и демотиваторах, а спустя несколько лет он прославился уже как лжеветеран, поскольку его история после сопоставления фактов оказалась, мягко говоря, весьма нереалистичной.

Лев Гицевич

Родился он в 1928 году, соответственно, на момент начала Великой Отечественной войны ему было всего 13 лет. По его словам (а вся информация о Льве Гицевиче известна лишь с его слов), с первых же дней войны он убежал из дома для того, чтобы сражаться с немцами. После чудесного спасения от расстрела Гицевич осенью 1941 года прибился к 1134-му стрелковому полку 338-й дивизии, с которым и прошел всю войну в качестве «сына полка». Участвовал он и в битве за Москву, и во взятии Кёнигсберга. Семь раз его отправляли в тыл (один раз это сделал лично Георгий Жуков), но каждый раз он возвращался обратно. После войны он не остался без дела и был одним из тех, кто арестовывал и расстреливал Лаврентия Берию.

Лев Гицевич в окружении представителей ультраправых организаций

Конечно, основная часть этой информации является выдумкой. И к полку в указанный им срок он присоединиться не мог, поскольку в тот момент он еще проходил процесс формирования в Пензенской области. И сам Гицевич путался в деталях: то он надевал знак «Гвардия», хотя полк его не был гвардейским, одно время носил погоны танкиста, хотя и «служил» в стрелковом полку, да и сами погоны говорили о разных званиях Гицевича: то он старший сержант, то капитан, а то и целый полковник. А самое удивительное, что среди интересов ветерана – победителя нацизма присутствует изучение и оправдание таких спорных исторических личностей, как Петр Краснов, Андрей Шкуро, Гельмут Паннвиц, и, конечно же, Андрей Власов, один из символов предательства в нашей стране.

Лев Гицевич рядом с памятным знаком,

посвященным атаманам-предателям

Однако, в отличие от многих других адвокатов Иуд, оправдывавших деятельность Власова и ему подобных, Гицевич пошел по своему пути: у него Власов не абсолютный предатель и не защитник России от коммунизма и нацизма, а разведчик, специально внедренный в верхушку Третьего Рейха для скорейшей победы СССР в войне. Какие же для этого есть доводы, спросите вы? А их у Гицевича много.


Уже с краткой биографии Власова в довоенный период Гицевич начинает весьма вольно тасовать факты. Так, например, стремительный карьерный рост будущего предателя после 1937 года, а также его отправку в Китай в качестве военного специалиста к самому Чан Кайши автор считает доказательством того, что советские власти и лично Сталин выбрали его в качестве будущего агента влияния в стане Третьего Рейха. Мол, уже в 1938 году Власов ждал, что находившиеся в Китае агенты Абвера выйдут с ним на контакт, а также налаживал контакты с белоэмигрантами, которые в дальнейшем будут активно вступать в его РОА. Но, по мнению Гицевича, тогда чуда не произошло: немцы не клюнули на Власова, он в 1939 году вернулся в СССР и поэтому до внедрения пришлось ждать еще три года.

Полковник Власов

Гицевич не обошел вниманием и такой пикантный вопрос, как моральное разложение Власова во время командировки в Китай. О его пьянках заигрываниях с женщинами узнали в советском руководстве, что и стало одной из причин отправки на Родину, однако автор книги связывает недостойное красного командира поведение с особым «заданием»: всячески компрометировать себя, дабы немецкая разведка взяла его в оборот.


Версия заманчивая, но уж слишком фантастическая. Карьерный рост Власова вполне можно объяснить как объективными причинами (будущий предатель был весьма исполнительным и расторопным командиром, к тому же имел игравшее в то время существенную роль крестьянское происхождение), так и субъективными (в годы репрессий в РККА огромное количество освободившихся должностей следовало быстро заполнять, поэтому карьерный рост у многих командиров был просто ошеломляющим).


К началу Великой Отечественной войны уже переаттестованный генерал-майор Власов занимает должность командира 4-го механизированного корпуса в составе Киевского особого военного округа. В этом назначении Гицевич также видит особый смысл: находящийся на границе Власов в случае нападения немцев должен был попасть в плен и перейти на сторону врага для выполнения особого задания. И хоть война началась, в течение всего 1941 года Власов попадал в окружение, но так и не сдался. Зато Гицевич приписывает ему явно чужие заслуги: со слов автора, части 4-го мехкорпуса участвовали во взятии 23 июня Пшемышля (хотя город брали его бывшие подчиненные из состава 99-й стрелковой дивизии).

Но, как не пытался Гицевич притянуть за уши факты для доказательства существования столь амбициозной задачи, как подкидывание троянского коня в виде генерала Власова немцам, это получается неубедительно. Да и история говорит сама за себя: Власов вполне успешно участвует в битве под Москвой, за что получает орден Красного знамени, а с марта 1942 уже в звании генерал-лейтенанта становится заместителем командующего Волховским фронтом.

Фото Власова в газете рядом с другими спасителями Москвы

А дальше автор проявляет чудеса подтасовок. Любанская наступательная операция, проводившаяся с января по апрель 1942 года и начавшаяся задолго до прибытия Власова на фронт, Гицевичем признана как ширма для осознанной сдачи в плен Власова. С его точки зрения все логично: угробив 2-ю ударную армию, командующим которой с 16 апреля 1942 года был назначен Власов, советское командование должно было бы снять все сомнения в вопросе о том, почему Власов решил сдаться. Но стоит лишь задуматься, и версия Гицевича рушиться, как карточный домик: 2-я ударная армия попала в окружение не-за какого-то гениального плана, а из-за просчетов командования, которое, как и в других сражениях 1942 года, гнало слабо подготовленные и обессиленные предыдущими наступлениями части на хорошо закрепившегося противника. Назначение Власова в гибнущую армию также было спонтанным, поскольку других кандидатов в тот момент не нашлось. Да и Власов не хотел сдаваться: армия держалась до последнего и, несмотря на голод и нехватку боеприпасов, оказывала сопротивление противнику, а ее командующим был разработан план выхода из окружения, и лишь нехватка сил и ресурсов не дали его осуществить. И хоть небольшим группам все же удалось прорваться, Власов остался в кольце, где 12 июля 1942 года и был передан немецкому патрулю старостой из деревни Туховежи.


И вот, по мнению Гицевича, Власовым выполнен очередной пункт в гениальной комбинации, но что дальше? Конечно же, для большего доверия генерал-лейтенант принимает приглашение пойти на службу к фюреру, чтобы через появившиеся у него связи не только получать нужную разведчику информацию, но и принимать участие в формировании вооружённых сил, формально подчиняющихся Гитлеру, но в действительности лишь ему, Власову. И здесь воображение Гицевича просто поражает: генерал-предатель через капитана Штрик-Штрикфельда устанавливает связь с британской разведкой, а уже через нее – с советской, начинает свободно перемещаться по концлагерям, где начинает набирать себе подчиненных среди пленных советских командиров, и, кроме того, получает доступ к радиоприемнику, через который узнает о положении дел в Москве, и все это под носом у Абвера и Гестапо. И если бы не козни верхушки Третьего Рейха, то Русская освободительная армия, которая действительно должна была заняться освобождением Родины по мнению Гицевича, уже к 1943 году была бы сформирована.

Генерал Власов в РОА

Дальше текст продолжает встраиваться в уже намеченную линию провокационных домыслов. Вот Власов публикует призывы бороться против Сталина, в которых между строк Гицевич видит призывы противостоять немцам. Вот и в листовке с воззванием Власова («Германия не претендует на территорию или на национальную или политическую свободу страны») Гицевич видит не ложь ради привлечения в антисоветские ряды новых бойцов, а протест гитлеровской политике, согласно которой СССР и большая часть его населения подлежали уничтожению. И так каждое действие Власова, которое пусть и не имело существенного влияния на ход войны, но осуществлялось для помощи Рейху, переворачивалось с ног на голову и становилось подвигом, который мужественный разведчик-генерал совершал во благо Родины.


Своего апогея книга достигает в последней главе «Награда за подвиг – казнь и клевета». Здесь Гицевич показывает просто чудеса фальсификации. Только представьте себе, что к маю 1945 года Власов, уже три года работавший внутри верхушки Третьего Рейха, направивший огромное количество секретной информации для скорейшей победы в войне, сумевший даже бездействием РОА помочь продвинуться советским войскам к Берлину, готов пасть, наконец, в объятия горячо любимых партии и правительства в ожидании награды за свои подвиги. Однако этой вселенской справедливости помешала междоусобица в рядах советских спецслужб.

Так, по мнению Гицевича, мог бы выглядеть

Власов в случае успеха

По словам Гицевича, нарком государственной безопасности (в тексте ошибочно назван министром) Меркулов и начальник Главного управления СМЕРШ Абакумов, ведя борьбу против Лаврентия Берии, решили устранить опасную для них силу в виде офицеров РОА. После известий о расстрелах «власовцев» на советской территории их командир понял, что на Родине его не ждут с почестями, и решил сыграть на назревших противоречиях СССР с одной стороны и США и Великобритании с другой. И союзники уже готовы были принять Власова и его подчиненных, дабы использовать их в будущей «Холодной войне», но тут в дело вступил СМЕРШ, пригрозив отправить пленных американцев и англичан, попавших в советскую зону оккупации, в ГУЛаг.


В результате Власов все же попал в руки к СМЕРШ. Причем, по словам Гицевича, он сдался им в советской генеральской форме старого образца, со всеми наградами, да еще и всеми документами, включая партбилет. Впрочем, это не помогло ему, и из-за козней советских спецслужб он был приговорен к смертной казни, а его «подвиг» был забыт.

Власов с соратниками на суде

Конечно, к «работе» Льва Гицевича и его соавторов не следует относиться серьезно. Большая часть источников, использованных при написании книги, откровенно маргинальные, а поднятая тема изначально провокационна. Однако свою задачу она успела выполнить, а именно создала шум, который не воспринимается людьми адекватными, но зато может прочно засесть в головах тех, кто уже строил свои теории честности Власова и лишь ждал подтверждения. Но сколько бы ни маралась бумага, исход будет один: Власов так и останется для нашей страны символом позора и предательства.


Источники: Лев Гицевич. Генерал Власов – агент стратегической разведки Кремля?

Проверьте свои знания в новом разделе ТЕСТЫ


1 558 просмотров
Узнайте первым о новых публикациях!

Информация отправлена. Спасибо!