• МАЯТНИК ИСТОРИИ

Он был главным конкурентом Власова, а стал святым: жизненный путь генерала Каминского

Пост обновлен февр. 29

Вы можете себе представить, чтобы одну из самых одиозных фигур в российской истории, генерала Власова, представили к лику святых? Думаю, нет. Однако такая участь спустя шесть десятилетий после смерти постигла его главного конкурента на зыбкой почве предательства, генерала Бронислава Каминского, известного своей должностью обер-бургомистра Локотского самоуправления и командующего так называемой Русской освободительной народной армией. Правда, святым его сделала Русская катакомбная церковь истинно православных христиан, имеющая все признаки секты и непризнанная иерархами РПЦ. Но за какие же заслуги Каминский стал «святым»?

В самом начале жизненного пути Бронислав Каминский не сильно выделялся на фоне других жителей Российской империи. Родился 16 июня 1899 года в Витебской губернии, спустя несколько лет семья Каминских (отец, мать, Бронислав, его брат и сестра) перебралась в Санкт-Петербург, где в 1910 году скончался отец. В 1917 году Бронислав поступил в Политехнический институт, но вскоре был вынужден оставить учебу и пойти на службу в милицию, а с 1919 года был призван в Красную армию. В Октябрьской революции, по признанию самого Каминского, он не участвовал, но в 1920 году вступил в партию большевиков.

Студент Каминский

После демобилизации в 1922 году Каминский вернулся в Петроград, поступил в техникум, во время обучения устроился на завод «Республика», где проработал 6 лет и быстро поднялся по карьерной лестнице. За успехи в работе его направляют для получения высшего образования в Ленинградский химико-технологический институт, который он успешно закончил. Но уже в тот период партийный инженер вызывал подозрения у органов правопорядка.

Еще в 20-е годы Каминский вместе с матерью занимался изготовлением самогона, за что в 1924 году был судим, но сурового наказания избежал и даже не был исключен из партии. Однако во время усиления внутрипартийной борьбы он оказался замечен в связях с двумя троцкистами, за что лишен партбилета 22 июня 1933 года. Спустя год его восстановили в партии, но в 1935 году ситуация повторилась. В 1937 году Каминский был арестован по подозрению в контрреволюционной деятельности и выслан в Северную область.

Каминский пытался исправить свое положение, отправляя письма на имя Лаврентия Берии, но все они остались без ответа. Тогда Бронислав выбрал другой способ и стал осведомителем НКВД. И хоть работа его по слежке за троцкистами оказалась малоуспешной, в 1940 году Каминскому сменили место ссылки на более комфортное – поселок Локоть Орловской области, где он получил должность инженера на Брасовском спиртзаводе. Там же Каминский и встретил начало войны.

Довоенное фото Каминского


Коммунист, пусть и исключенный из партии, Каминский сразу после вступления в Локоть немцев 4 октября 1941 года пошел на сотрудничество с оккупантами и стал заместителем бургомистра Локотского самоуправления Константина Воскобойника. Вместе с ним Бронислав стал проводить единственный в своем роде эксперимент по созданию на захваченных территориях СССР полунезависимой области, существовавшей с согласия немецкого командования. Самоуправление взяло на себя обязанности по борьбе с местными партизанами и окруженцами, а также по организации поставок продовольствия в вермахт.

Но лидеры Локотского самоуправления ограничивались не только удовлетворением потребностей вермахта. Практически сразу Воскобойник и Каминский начали создавать идеологическую и законодательную базу для дальнейшего существования полунезависимой территории. Ими были объявлены война коммунистическому и колхозному строю, новая земельная политика, свобода предпринимательской деятельности и создание национал-социалистической партии, получившей название «Викинг». Среди населения активно велась пронацистская пропаганда, которая нашла отклик среди обиженных советской властью людей, карьеристов и приспособленцев. Воскобойник и Каминский обещали людям построить новое справедливое общество, хотя оба они вместе с приспешниками занимались скорее обеспечением своей достойной жизни, а методы управления напоминали подобные при прежней власти.

Константин Воскобойник


Параллельно с построением гражданских институтов шла организация вооруженных сил. В феврале 1942 года небольшие отряды милиции были реорганизованы в новую структуру, получившую гордое название Русская освободительная народная армия (РОНА). Состояла она в первую очередь из местных крестьян, партизан-перебежчиков и окруженцев. Позже в РОНА стали привлекать пленных из близлежащих концлагерей, в первую очередь командиров. Уже к лету 1942 года численность РОНА составляла 5 тысяч человек, а весной 1943 года – 10 тысяч. Правда, боеспособность этой армии была низкой, а у немцев она создавала впечатление толпы диких бандитов. Впрочем, в борьбе с местными партизанами, имевшими плохое снабжение, РОНА добилась определенных успехов.

Знаки различия РОНА


После гибели Воскобойника от рук партизан в январе 1942 года вся полнота военной и гражданской власти в Локте перешла к Каминскому. Вообразив себя диктатором, Каминский жесткой рукой давил любое недовольство, опираясь на свою личную армию. В качестве компенсации он давал ей возможность грабить, что с воодушевлением принималось бойцами РОНА. Таким образом к 1943 году местное население, уставшее от поборов в пользу вермахта и постоянных бесчинств локотской армии, уже успело разочароваться в Каминском.

Каминский со своими подчиненными

Однако сам Каминский продолжал пользоваться поддержкой вермахта и получал от них награды за оказанные услуги. Но лидеру РОНА не давали покоя личные амбиции и наличие серьезного конкурента – командующего Русской освободительной армии (РОА) генерала Власова. Оба они не переносили на дух друг друга, при этом каждый пенял на большевистское прошлое соперника. И Каминский, и Власов мнили себя единственными благодетелями русского народа, однако оба долгое время сдерживались немецким командованием, которое было не сильно заинтересовано в образовании какого-либо национального государства на территории СССР.

Перемены в сложившейся в Локте ситуации произошли после победы советских войск на Курской дуге. Понимая, что на территорию самоуправления скоро войдут бойцы Красной армии, командование вермахта предложило Каминскому вместе с армией и местными населением эвакуироваться в Белоруссию. В итоге с августа по сентябрь 1943 года Локотское самоуправление покинули порядка 6 военных и 25 тысяч гражданских, в основном семьи бойцов РОНА. Переселенцы осели в районе Лепеля, где им были выделены земли, фактически отнятые у местных крестьян. За это РОНА должна была бороться с белорусскими партизанами, имевшими гораздо большую силу, чем те, с кем приходилось раньше бороться Каминскому.

Бронислав Каминский

На новом месте бойцы РОНА, поощряемые своим командиром, действовали еще жестче, чем на родине. Грабежи, насилие, зверства тянулись за локотскими солдатами, но ухудшавшееся с каждым днем положение вынуждало немцев прибегать к услугам Каминского в борьбе с партизанами. Правда, внутри армии все ярче выделялось брожение. 20 сентября 1943 года командир одного из полков майор Тарасов поднял восстание с целью перейти вместе с оружием к партизанам. На место срочно вылетел Каминский, арестовал мятежников, еще не успевших скрыться и приказал повесить Тарасова.

В районе Лепеля РОНА оставалась недолго, и уже в феврале 1944 года Каминский вместе с бойцами и гражданскими был перемещен в район Лиды, а в июне того же года в Польшу. Вскоре после прибытия около 1700 солдат РОНА оказались втянуты в подавление Варшавского восстания. Поведение их по сравнению с предыдущими операциями изменилось лишь в худшую сторону: резкий контраст между бедными советскими деревнями и относительно богатой Варшавой ударил им в голову, отчего головорезы Каминского действовали еще наглее. По свидетельству Эрих фон дем Баха, руководившего операцией по разгрому восставших, он видел у бойцов РОНА в повозках корзины, полные украденных ювелирных украшений, золотых часов и драгоценных камней. Также он отметил, что «захват запасов спиртного был для бригады важнее, чем захват господствующих позиций».

Каминский в окружении своих офицеров и немецких полицейских


На фоне зверств солдат РОНА обострились отношения Каминского с его покровителями. Еще с 1943 года у Каминского прослеживался конфликт с руководством вермахта, из-за чего он решил перейти в подчинение к СС. Это произошло в самом начале Варшавского восстания, РОНА была преобразована в 29-ю ваффен-гренадерскую дивизию СС, также именуемую как 1-я русской. Однако это не повлияло на боевые качества и моральное состояние бойцов, вскоре лишившихся командира.

"Боевой путь" бригады Каминского

Бронислав Каминский согласно официальной версии попал в засаду польских партизан и был убит недалеко от Лодзи 28 августа 1944 года. Впрочем, этой точки зрения не придерживались ни бойцы РОНА, которых вскоре ждало расформирование, ни Эрих фон дем Бах, на Нюрнбергском процессе заявивший, что по его приказу Каминский был арестован, осужден за зверства военно-полевым судом и расстрелян.

Бесславная смерть Каминского венчала его столь же бесславную жизнь. В истории он остался лишь небольшой кляксой, которая не повлияла на ход событий, а лишь испачкала и так залитые кровью страницы. Его беспринципность стала основным фактором, повлиявшим на превращение Каминского хоть в маленького, но диктатора. Каминский, как и его окружение, даже не стремился к созданию какого-либо независимого государства, считая Локотскую автономию вполне подходящей формой для собственной наживы. Он оказался обычным приспособленцем, в силу обстоятельств оказавшимся у вершин власти и власть эту использовавший в сугубо личных целях. Этот человек не заслужил даже нескольких слов в оправдание, а история с его канонизацией – всего лишь фарс, на фоне которого фигура Каминского выглядит еще уродливее.


Уже уходите? Рекомендуем Вам прочитать свежие статьи на нашем сайте:

Просмотров: 0
Узнайте первым о новых публикациях!

НАВИГАЦИЯ

  • Vkontakte Social Иконка
  • Одноклассники Social Иконка

Внимание! Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций