• МАЯТНИК ИСТОРИИ

Почему американцы отказались штурмовать Берлин в 1945 году?

Какая главная цель была стояла перед каждым советским солдатом и офицером? Конечно же Берлин! О нем думали в окопах под Москвой, в Ржевских болотах, в руинах Сталинграда. И вот в начале 1945 года эта цель была перед глазами, и после перенесенных лишений, после тяжелых поражений и потерь оставалось совершить лишь последний рывок. Взять Берлин значило для СССР поставить точку в войне, что было несомненно справедливо, ведь именно Советский Союз пострадал от этой войны больше всего и именно советский солдат должен был установить свое знамя над руинами столицы Третьего Рейха.

Однако у представителей союзников СССР по антигитлеровской коалиции был иной взгляд на «берлинский вопрос». После успеха высадки в Нормандии 6 июня 1944 года объединенные войска Великобритании, США, Канады и других стран под командованием генерала (а с сентября 1944 года фельдмаршала) Бернарда Монтгомери провели ряд успешных операций по разгрому сил вермахта на Западном фронте, что привело к недооценке войск противника и стало толчком для постановки задачи-максимум – взять Берлин.

Бернард Монтгомери


О, казалось бы, логичном в тот момент желании взять Берлин в своем письме на имя Монтгомери пишет генерал Дуайт Эйзенхауэр, командующий десантными силами на Западном фронте. Сделав вывод о слабости немецкой обороны (что было очевидно, поскольку основная часть войск вермахта находилась в тот момент на Восточном фронте и всячески старалась оправиться от последствий наступления Красной армии), Эйзенхауэр намечает основные направления для удара по промышленным районам Германии, а затем замечает, что «нашей главной целью остается Берлин, и для его защиты противник, скорее всего, сосредоточит все оставшиеся у него основные силы. <…> Короче говоря, я хочу двигаться на Берлин как можно более прямым и быстрым путем…».

Американские солдаты в Европе


В сложившейся обстановке Эйзенхауэр делал верные выводы: на сентябрь 1944 года позиции союзнических войск и Красной армии были равноудалены от Берлина, что могло стать подспорьем для гонки, главной целью которой был бы штурм столицы Третьего Рейха. Однако успешное начало контрнаступления немецких войск в Арденнах в декабре 1944 года значительно изменило положение: союзникам было нанесено поражение, от которого они смогли оправиться лишь в начале января 1945 года и к этому моменту находились на расстоянии 400 км от Берлина, в то время как советские войска провели успешную Висло-Одерскую операцию, приблизившись к столице Германии на расстояние в 70 км. В итоге и Эйзенхауэр, и Монтгомери охладели к идее штурма города.

Планы командования союзников на 1944 год с указанием занимаемых позиций


Одной из причин отказа стали результаты проведенной в феврале 1945 года Ялтинской конференции. «Большая тройка» (Сталин, Рузвельт, Черчилль) определила границы послевоенной Европы, а также наметила зоны оккупации еще непобежденной Германии. Берлин вошел в советскую зону влияния, на что решительного протеста Сталин не получил.

И если президент США Франклин Делано Рузвельт вполне спокойно отнесся к этому решению и не настаивал на взятии Берлина, то премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, как и раньше, горел желанием войти в историю покорителем Германии. В своих воспоминаниях он с крайним негодованием пишет о пассивности Эйзенхауэра и Монтгомери, считая, что захват столицы Третьего Рейха принесет союзникам дополнительные политические очки и не даст СССР продвинуться на Запад.

Уинстон Черчилль


Пытаясь найти поддержку у президента Рузвельта, Черчилль 1 апреля 1945 года отправляет ему письмо, в котором подвергает критике Эйзенхауэра и настаивает на первоочередности штурма даже в ущерб другим направлениям:

Я заявляю совершенно открыто, что Берлин все еще сохраняет стратегическое значение. <…> Существует еще одно обстоятельство, которое мы с вами должны иметь в виду. Несомненно, русские армии войдут в Вену и захватят всю Австрию. Если они захватят также и Берлин, то не создастся ли у них слишком преувеличенное представление о том, будто они внесли подавляющий вклад в нашу общую победу <…>? Поэтому я считаю, что с политической точки зрения нам следует продвигаться в Германии как можно дальше на восток, и что в том случае, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, несомненно, должны его взять.

Цинизм и тщеславие Черчилля в тот момент не знает границ. И дело даже не в том, как он оценивает вклад СССР в дело общей для всех победы, а в том, что уже пытается делить шкуру еще неубитого медведя и при этом готов пожертвовать тысячами жизней британских и американских солдат ради одной лишь политической выгоды.

Американские солдаты в Германии


Естественно, слова Черчилля не нашли положительного отклика ни у президента США, ни у американского командования. В результате союзники отказались от авантюрной операции, и Берлин был взят советскими войсками. Война, оплаченная миллионами человеческих жизней, подходила к концу, но захваченные позиции практически сразу стали рубежом для новой, необъявленной войны. И Черчилль оказался прав: из-за политических разногласий вчерашние союзники были готовы развязать новую бойню, более жестокую и кровавую.

Командующие войсками союзных армий в поверженном Берлине

Источники: Петер Гостони. Битва за Берлин. В воспоминаниях очевидцев

Просмотров: 2,625Комментариев: 0
Узнайте первым о новых публикациях!

НАВИГАЦИЯ

  • Vkontakte Social Иконка
  • Одноклассники Social Иконка

Внимание! Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций