• МАЯТНИК ИСТОРИИ

Почему Берлин не взяли в феврале 1945 года и как Гитлер «помогал» своим солдатам?

К началу 1945 года в сохранение Германии практически никто не верил – ни в самом «Тысячелетнем рейхе», ни среди союзников по антигитлеровской коалиции, ни в нейтральных странах, которые к этому моменту постарались воздержаться от сношений с агонизирующим агрессором. Но несмотря на отсутствие оптимизма вермахт еще не сложил оружие, не утратил боеспособность и все еще представлял из себя грозную силу, что показало начало контрнаступления в Арденнах в конце декабря 1944 года, когда армии США и Великобритании фактически были застигнуты врасплох и понесли большие потери.

Немецкие войска в Арденнах

Однако немецкое наступление на Западном фронте вскоре выдохлось, а на Восточном картина была гораздо плачевнее, и командование вермахта видело лишь один выход из сложившегося положения: отступать к сердцу Германии и надеяться на чудо в виде милости со стороны Великобритании и США, поскольку на подобное отношение от СССР они не рассчитывали.


До Берлина – 77 км

Еще в конце лета 1944 года Красная армия вышла к реке Висла, в некоторых местах форсировав ее, и Варшаве. Это удалось осуществить благодаря успеху операции «Багратион», однако сил для штурма польской столицы уже не было, из-за чего положение Красной армии и вермахта на этом участке фронта не менялось почти полгода.


Однако эти полгода не прошли впустую. 1-й Украинский и 1-й Белорусский фронты, а также 1-я армия Войска Польского, смогли сосредоточить на участке длиной 500 км просто колоссальные силы: до 2 млн солдат и офицеров, более 37 тысяч орудий и минометов, 7 тысяч танков и 5 тысяч самолетов. Противопоставить такой мощи немцы могли лишь группу армий «А» численностью 500-800 тысяч солдат и офицеров, при этом количество боевой техники было в разы меньшее советской.

Советские солдаты на позиции у моста через Вислу

Впрочем, в период затишья в междуречье Вислы и Одера немцам удалось создать крепкую эшелонированную оборону в виде четырех защитных полос глубиной по 30-70 км каждая. Сеть сплошных траншей, проволочных заграждений, противотанковых рвов и минных полей представляла серьезную преграду, и прорвать ее Красной армии пришлось раньше запланированного срока из-за личного обращения Винстона Черчилля по причине тяжелого положения союзников в Арденнах.


Первый удар был нанесен 12 января 1945 года войсками 1-го Украинского фронта под командованием маршала Ивана Конева с Сандомирского плацдарма. По словам начальника Генерального штаба сухопутных войск генерал-полковника Гейнца Гудериана, о скором наступлении Красной армии он догадался, проанализировав разведданные о перемещениях войск, переброске техники и показания взятых в плен советских солдат. Однако противостоять такой лавине он уже не мог, особенно после нанесения второго удара 1-м Белорусским фронтом под командованием маршала Георгия Жукова с Магнушевского и Пулавского плацдармов 14 января.

ИС-2 в Познани

Уже 17 января 1945 года была взята Варшава, а следующий день ознаменовался полным разгромом группы армии «А»: фронт на всех участках был прорван, Красная армия вошла на территорию довоенной Германии. В попытке выправить положение командование вермахта начало переброску войск с Западного фронта и внутренних районов страны, однако эти меры уже не могли исправить положение. К началу февраля 1945 года Красная армия вышла к Одеру и заняла ряд плацдармов, в том числе Кюстринский, расстояние от которого до Берлина составляло чуть больше 70 км.

"До Берлина 77 км"

Короткая по времени Висло-Одерская операция оказалась настоящей катастрофой для Третьего Рейха. За время ее проведения были полностью разгромлены 45 дивизий вермахта, порядка 150 тысяч немецких солдат попали в плен, было захвачено огромное количество трофеев. Крупные группировки противника были блокированы в Познани и Бреслау (Вроцлав), что хоть и позволило оттянуть на себя силы Красной армии, но выправить положение не смогло.


Гнев Гитлера как главное оружие

Примечательными в момент проведения Висло-Одерской операции являются действия Адольфа Гитлера как руководителя Третьего Рейха и Верховного главнокомандующего. В своих мемуарах Гудериан, регулярно посещавший фюрера в те роковые для Германии дни, уделил много места описанию решений Гитлера, значительно ухудшивших положение вермахта.


Так, фюрер, зная о готовящемся наступлении Красной армии, категорически отказывался выводить войска из Варшавы, настаивая на ее защите. Когда же город уже находился на грани окружения и командующий гарнизона все же вывел войска из Варшавы, Гитлер рассвирепел, требуя наказать офицеров, причастных к этому.

Гитлер в 1945 году

Отказывая во всех просьбах отвести войска на запасные позиции, Гитлер ополчился на генштабистов, что вылилось в аресты полковника фон Бонина, подполковников фон дем Кнезебека и фон Кристена. Лишь благодаря решительным протестам Гудериана работа Генерального штаба не была парализована. Но, тем не менее, действия Гитлера сказались на гибели тысяч немецких солдат, вынужденных защищать уже ненужные позиции.


Каждое действие командиров подразделений, которое не укладывалось в его логику, фюрер считал предательством, о чем моментально сообщал своему окружению. Например, после самовольного оставления позиций 4-й армией под командованием генерала Госбаха Гитлер в очередной раз пришел в ярость:

«Это предательство! Их следует предать суду военного трибунала!»

Немецкие военнопленные

Как и под Сталинградом, Гитлер настаивал на борьбе с Красной армией до последнего солдата, что шло вразрез с планами высшего командования о выравнивании фронта и сохранении изрядно потрепанных, но все еще боеспособных войск. Но фюрер к началу 1945 года уже окончательно потерял связь с реальностью, а каждая сводка об оставлении очередного города лишь сильнее вгоняла его в депрессию. После форсирования Одера Гитлер, чье здоровье стремительно ухудшалось, уже больше походил на параноика, нежели лидера страны. Он все еще настаивал на продолжении войны, но, возможно, в глубине души понимал, что Берлин и его власть в ближайшие недели падут.


Почему Берлин не взяли в феврале 1945 года?

Отдельные исследователи считают, что Красная армия могла взять Берлин не в мае 1945 года, а еще в феврале. Действительно, плацдармы на западном берегу Одера были захвачены, до столицы Третьего Рейха от них оставалось порядка 70 км. Но советское командование все же решило взять паузу. С чем же связано это промедление?

Советские автоматчики на мосту через Одер

В первую очередь это связан с тем, что войска Красной армии за предшествующий месяц непрерывного наступления изрядно выдохлись, им было необходимо пополнение и отдых. Кроме того, растянутость коммуникаций не позволяла своевременно доставлять боеприпасы и другие грузы на передовую, что значительно снизило наступательный потенциал.


Также стоит отменить наличие крупной группировки противника в Восточной Померании, которая в случае наступления на Берлин могла ударить по левому флангу советских войск и отсрочить неминуемую победу. К тому же в тылу имелись остались до сих пор не разгромленные силы немцев (как, например, в Бреслау, где немецкий гарнизон сражался вплоть до 6 мая 1945 года).

Советские артиллеристы на Кюстринском плацдарме

Да и сами плацдармы на Одере (как, например, Кюстринский) непрерывно подвергались атакам немецких войск и воздушным налетам. Впрочем, бои за Кюстрин стали своеобразной репетицией штурма Берлина и именно там отрабатывалась тактика городских боев. Исходя из всего вышесказанного советское командование все же решило сделать ставку на хорошую подготовку для решающего удара по Третьему Рейху. И эта подготовка не прошла даром. Уже 16 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция.

Источники: Гейнц Гудериан. Воспоминания солдата

Просмотров: 1,907
Узнайте первым о новых публикациях!

Информация отправлена. Спасибо!